Главная страница
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Новости курортов Крыма
 Фоторепортажи
 Карты Крыма
 Электронные открытки Крыма
 Приключения. Опасности
 События. Праздники
 Путеводитель "Навигатор Крым"
 Фотоальбом "Сказочный Крым"
 Мы и наши проекты
 Конкурсы
 Рейтинг санаториев Крыма
 Каталог сайтов
 Рейтинг сайтов
 Снимается в Крыму
 Web-камеры
 Официальная информация
 Документы
 Размещение рекламы

Достопримечательности

Воронцовский дворец
Алупкинский дворец. Усадьбе Воронцовых суждено было стать музеем с первых лет ее существования, ибо уже тогда обозначились два главных условия, при которых он возникает: наличие памятников материальной культуры и необычная история, отраженная в лицах и событиях.

Все к этому располагало. Хозяин имения М. Воронцов - наследник знаменитого рода. Его боевая молодость овеяна славой героических сражений в русско-турецкой и антинаполеоновской кампаниях. Дальнейшие 30 с лишним лет довелось ему верой и правдой служить Отечеству, последовательно занимая высокие посты генерал-губернатора Новороссийского края и наместника царя на Кавказе, а закончил свою жизнь светлейшим князем и генерал-фельдмаршалом. Народным волеизъявлением благодарные жители Одессы и Тифлиса поставили Воронцову памятники на главных площадях. Третьим таким памятником стала сама Алупка.
Почувствовав себя правопреемником места, где оставили след многие народы и цивилизации, и где природа блистала необыкновенной романтической красотой, Воронцов поступил так, как это делает мудрый, образованный и рачительный хозяин. Внимательно прочел все, что когда-либо писалось об Алупке, провел археологические раскопки и вслед за тем приступил к созидательной деятельности, вписывая с математической точностью в окружающую среду вновь создаваемые жилые и нежилые постройки, да так, чтобы не разрушить прелести Богом дарованного ландшафта. На воплощение замысла уходили огромные средства. Приглашались лучшие мастера и садовники, покупались ценнейшие произведения искусства и редчайшие экзотические растения. Апофеозом этого беспримерного по своему размаху строительства явился величественный дворцовый комплекс.

В парке постарались увековечить "историю в лицах и событиях". Долго берегли старый татарский дом, в котором Воронцов "имел счастье" принимать императора Александра I и где впервые ознакомил его с планом будущих преобразований в Новороссийском крае. В названиях "скала Потемкина", "холм Монмартра" слышался гул побед русского оружия. Персонально выделяли магнолии, платаны, дубы, секвойи, посаженые как хозяевами усадьбы, так и их именитыми гостями: герцогом Мормоном, императрицей Александрой Федоровной, великой княжной Еленой Павловной, принцем и принцессой Уэльскими. О художественных пристрастиях романтической эпохи напоминали водопад и одноименная скала Фрейшютц, "Лунный камень", скалы Шаляпина, Мравиной, Айвазовского.
В свою очередь славу усадьбы в самых радужных тонах распространяли по миру ученые, литераторы и художники. Воспоминания о ней остались в творчестве Л. Толстого, М. Горького, Леси Украинки, И. Бунина, В. Брюсова, А. Куприна, В. Набокова, в рисунках и картинах Н. Чернецова, К. Боссоли, И. Айвазовского, И. Левитана, В. Сурикова, А. Лентулова, З. Серебряковой и многих других мастеров литературы и изобразительного искусства.
Пожалуй, ничто так не характеризует тенденцию превращения того или иного объекта в музей, как число лиц, желающих его увидеть. После окончания Крымской войны к парадному подъезду Воронцовского дворца зачастили первые туристы. По этому поводу даже завели журнал посетителей. Там зафиксированы фамилии не только наших знаменитых соотечественников, но и многих гостей из Америки, Англии. Франции, Австро-Венгрии, Приезжали целыми семьями, очень много профессоров и преподавателей, зачастую вместе со своими студентами. Так, например, в июле 1870 года ректор Новороссийского университета профессор Ф. И. Леонтович привез с собой целую группу учителей, участников съезда. Вслед за ними потянулись их подопечные, ученики Немировской гимназии, студенты Киевского, Московского и Санкт-Петербургского университетов, воспитанники военных и профессиональных учебных заведений. Ежегодную практику проходили в садах и парках Алупки учащиеся школ садоводства и виноделия. Год за годом усадьба Воронцовых независимо от желания менявшихся владельцев выполняла важные социальные и чисто музейные задачи: воспитания и утверждения незыблемых человеческих ценностей.

Что касается третьей, если не самой важной задачи, связанной с хранением реликвий, то за ее исполнением бдительно присматривало недреманное око общественности. После того, как вдова сына М. С. Воронцова вывезла в Италию часть унаследованного ею имущества, в газетах поднялась буря возмущения. Ее поступок назвали "антипатриотическим" и "просто глумлением над славным именем князей Воронцовых". Журналисты не пощадили преклонных лет дамы, заподозрив в ней "совершенное равнодушие или же недостаток ума".
Уже в 1910 годы всемирная слава Алупки как выдающегося памятника истории и культуры была столь велика, что после установления в 1920 году советской власти в Крыму и в период беспощадного передела собственности ее судьба, впрочем, как и судьба дворцов Ливадии и Мисхора, без особых колебаний была решена в пользу музея. Другое дело, что его существование постоянно висело на волоске и осложнялось рядом всем известных трагических обстоятельств. В Крыму царили террор, голод и произвол местных властей, большей частью состоявших из невежественных и твердолобых фанатиков. На содержание музеев не отпускали никаких средств, тем самым вынуждая их закрываться. Очень скоро дело дошло до Ливадии и Алупки. Немало стараний к их закрытию приложил нарком здравоохранения Семашко. Предлагая занять под санаторий Алупкинский дворец, он публично через газету "Известия" пообещал его "бирюзовым столиком" кормить целый год одну деревню. Неважно, что за бирюзу была принята голубая эмаль. Статья Семашко послужила сигналом к масштабным акциям и претензиям на собственность музеев со стороны всевозможных высоких ведомств. 2 апреля 1923 года из Крыма в Москву полетела срочная телеграмма, в которой сообщалось, что Крымсовнарком учредил особую комиссию, и она в настоящее время "производит выемку и вывоз из дворцов ценностей, в том числе объявленных музеями - Ливадийских и Алупкинского, для продажи за границу".
Отдадим должное мужеству интеллигенции. В то непростое время она самоотверженно бросилась спасать национальное достояние. Не всегда это удавалось. В битве за Ливадию все же победил Семашко. Алупку отстояли с помощью специалистов, присланных из центра. Уполномоченный по делам музеев художник Тугенхольд, упреждая дальнейшие поползновения чиновников, писал: "Алупкинский дворец упоминается во всех европейских бедекерах, как чудо архитектуры, заключающий в себе прекрасную картинную галерею и редчайшую библиотеку. Его нельзя, не заслужив названия варваров, превращать в "санаторное состояние". А что это значит, мы, жители Крыма, видели на примере многих гостиниц и вилл, побывавших под санаториями..." - Увы, справедливость этих слов доказала последующая горькая судьба Ливадии.

Драматические события второй мировой войны и стремительная оккупация Крыма внесли свои коррективы в историю Алупки. Из-за неудавшейся эвакуации ящики с экспонатами оказались на какое-то время брошенными на произвол судьбы прямо в ялтинском порту. Мародерами оттуда были похищены произведения русского искусства, ранее принадлежавшие государственному Русскому музею и Симферопольской картинной галерее. Не прошли мимо музея "искусствоведы в штатском" из команды Розенберга. К счастью, из вывезенных в Германию картин восемнадцать, в конце концов, вернулись в Алупку. Остальную часть коллекции удалось спасти тогдашнему директору музея С. Щеколдину и его сотрудникам. После освобождения Крыма в апреле 1944 года он вновь открылся для посетителей, но уже в январе 1945 года снова закрылся. Три знаменитых дворца Ялты - Алупкинский, Ливадийский и Кореизский - спешно готовили к конференции руководителей великих держав. С 4 по 11 февраля в Алупке располагалась английская делегация во главе с У. Черчиллем и совещались министры иностранных дел союзных держав, деля послевоенную Европу на сферы влияния.
В пятом номере журнала "Исторический Архив" за 1993 год появились материалы, озаглавленные "О специальных мероприятиях по Крыму", где, в частности, говорилось, что после завершения конференции "по инициативе Берии 28 февраля 1945 года СНК СССР принял постановление о передаче Ливадийского и Воронцовского дворцов с прилегающими к ним парками, зелеными насаждениями и подсобными помещениями, инвентарем, оборудованием и прочим имуществом из ведения Наркомздрава СССР и Управления по делам искусств при СНК РСФСР в ведение НКВД СССР. Этим же постановлением НКВД поручалось провести необходимые работы по приведению в порядок указанных дворцов для обслуживания ответственных работников СНК СССР и ЦК ВКП(б)".
Каким же образом приводили в порядок дворцы? Весь второй этаж главного и самого красивого корпуса отвели под одну "жилую квартиру в составе 9 помещений" общей площадью в 214 квадратных метров. Ею периодически пользовались Берия, Коганович, Молотов и другие. Ввиду "наличия очень крутой лестницы, ведущей на второй этаж", устроили лифт. Пищу в верхнюю столовую поднимали особым подъемником. В бывших парадных кабинетах Михаила и Елизаветы Воронцовых "слуги народа" также принимали посетителей. В Голубой гостиной развлекались выступлениями любимых артистов и трофейными фильмами. Для их демонстрации соорудили стационарную киноустановку, противопожарное ограждение которой не лучшим образом повлияло на состояние единственного в своем роде лепного декора стен.
Шуваловский корпус предназначался для гостей рангом пониже. На первом этаже было восемь комнат с двумя общими санузлами, а на втором - четыре двухкомнатные квартиры тоже с общими санузлами. Как видим, их менее прихотливые обитатели довольствовались малым. Сегодня им были бы нужны бассейн с джакузи и личные туалеты.

Фактически дворец и парк, а вместе с ними 43780 экспонатов бывшего музея опять вернулись к состоянию усадьбы, из-за которой так яростно бушевал пожар гражданской войны. Теперь ее застенчиво именовали госдачей #2 и спецобъектом #3. Штампы с последней аббревиатурой украсили все без исключения экспонаты бывшего музея. Естественно, что с мебелью, фарфором, хрусталем особо не церемонились, используя их по назначению, спокойно списывая все, что билось и ломалось. Не беда, если книги забывали на пляжах или "случайно" увозили домой, а старинными газетами устилали полы при побелке помещений, заворачивали в них продуктовые пайки.
Нет для художественных коллекций более страшной ситуации, чем оказаться в обстановке всякого рода переворотов. Интересно, о чем думали ответственные товарищи, когда в 1952 году, ликвидируя в Алупке госдачу, передали ее под санаторий ВЦСПС? Он просуществовал только шесть месяцев, но за это время все ценности бывшего дворца-музея успели разделить между другими музеями страны. Свыше 33 тысяч редких книг, плюс драгоценные архитектурные чертежи, географические карты и планы XVI-XVIII веков отправили в далеко не самое лучшее хранилище Фундаментальной библиотеки Академии наук СССР. Война не нанесла столько ущерба Алупке, сколько эти перемены. С учетом возвращенных ценностей и тех, что приобрел музей за сорок лет дальнейшей собирательской деятельности, их оказалось все равно на 14 тысяч экспонатов меньше, чем до войны, хотя в целом по разнообразию коллекций и их качественному составу Алупкинский заповедник считается одним из лучших художественных музеев Украины. Возможно, разрыв вообще сумели бы ликвидировать, но распад страны и последовавшие за ним беды перестройки почти полностью лишили дворец государственного финансирования, а следовательно, приостановили закупки произведений искусства и прервали реставрационный процесс. Благо успели объединить в единый дворцово-парковый музей-заповедник прежде разбросанные по разным ведомствам здания и сады. В 1992 году даже открыли филиал во дворце Александра III в Массандре.
В международной туристической сфере у музея устойчивое реноме одного из самых посещаемых и общедоступных мест на Украине. Среди научно-просветительских учреждений культуры он получил известность как координатор и устроитель ряда тематических международных конференций. В прошлом сезоне поставили своеобразный рекорд: приняли 300 тысяч посетителей, получили доходы в размере 1.500.000 гривен и заплатили налоги в сумме 459 тысяч гривен. Правда, цивилизованные страны, заботясь о своем престиже, освобождают музеи от большинства видов налогов, позволяя направить все свободные средства на их развитие. Кроме этого, они получают дополнительное щедрое финансирование в виде государственных субсидий, инвестиций из различных попечительских фондов и отдельных пожертвований.

Состояние музейного дела и памятников истории и культуры на Украине настолько катастрофическое, что спасти их может лишь кардинальная смена курса правительства и парламента в этой области. Год назад управление делами президента вдруг проявило внимание к дворцам-музеям Крыма. Единственно, что смущало в этой ситуации, почему так интересуются провинцией в то время, как в столице есть немало крупных национальных музеев, чьи директора в поисках финансов годами обивают властные пороги?
В ноябре 2001 года в средствах массовой информации обнародовано поручение президента, в котором управление делами его администрации уведомляло Верховный Совет и правительство Крыма о своем желании получить Ливадийский и Алупкинский дворцы-музеи в свое подчинение. Такая информация вызвала в странах СНГ эффект разорвавшейся бомбы. Первая реакция - "этого не может быть!", вторая - "это очередная газетная утка". Действительно, образованному человеку трудно представить себе, чтобы, скажем, Лувр или Эрмитаж превратились бы из государственных общедоступных музеев в режимные ведомственные учреждения. Неужели после того, что пережили крымские дворцы в недавнем прошлом, их ждут очередные потрясения? Ради необходимости поддерживать в порядке здания, парки, сохранять и приумножать художественные и исторические коллекции? Но все знают, что это можно делать, не меняя существующего статуса учреждения, путем его целевого финансирования. Значит, все же ради "проведения государственных официальных мероприятий"? Тогда понятно, - им нужен эффектный фон для щегольской заставки телевизионных репортажей. Президент России тоже любит появляться на фоне музейных дворцов. Совсем недавно то были Третьяковская галерея, Русский музей, Эрмитаж, Петергоф. Всего не упомнишь. Его с удовольствием принимали тамошние директора, потому что предварительно на содержание и реставрацию своих сокровищ они получили солидные средства. Причем никому и в голову не приходило менять их статус. Как они были в подчинении Министерства культуры России, так и остались. В народе сложилось убеждение, что одно, "ну очень высокое", ведомство заразилось тяжелым недугом, принявшим в Крыму размеры пандемии. Имя ей - "земельный передел". Хорошо информированные источники успели сообщить СМИ, что уже сегодня "управление" является одним из самых крупных собственников Крыма. Ему принадлежат многие санатории, дачи, гостиницы, охотничьи и заповедные угодья. Едешь нынче мимо тучных полей и густых лесов, мимо укрепленных замков и ветряных мельниц, а тебе, словно в знаменитой сказке Шарля Перро, на вопрос: чье это? - радостно отвечают: "господина маркиза Карабаса де Барабаса!". Однако есть сильное подозрение, что за мифической фигурой маркиза скрывается СП, ЧП, ОАО, а возможно, даже "специально созданной государственно-коммерческой структуры". Кто гарантирует, что завтра в обстановке полной бесконтрольности данная структура не превратится в частную? После чего прости-прощай национальное достояние, подлинную цену которого могут определить разве что будущие поколения.
Не знаем, какие выводы из этих уроков "в музее и о музеях" сделают народные избранники. Уж слишком настойчиво убеждают их решить вопрос в пользу заинтересованного ведомства. Что же касается гражданской позиции специалистов и большинства населения Крыма, то их представители обещают до конца отстаивать интересы дворцов-музеев во всех судебных инстанциях, вплоть до международных правозащитных организаций и судов. В конце концов, наши драгоценные памятники истории и культуры с их невероятно богатыми духовными традициями и материальными сокровищами принадлежат не только Украине, но и всему цивилизованному человечеству.

Анна ГАЛИЧЕНКО,
искусствовед, ведущий научный сотрудник Алупкинского Государственного
дворцово-паркового музея-заповедника, лауреат премии АРК.
Истчник: tour.crimea.com


Hosted by  RODINAHOST
Copyright © 1998-2014, Все права защищены, Vesna V.V.
При любом копировании и использовании материалов,
ссылка на Туристический сервер Крыма обязательна
Администратор сервера: tour@crimea.com,
Заказ путевок и трансфера: kurort@crimea.com , resort@tess-tour.com
VIP-отдых, бронирование ж/д, авиа билетов: vvv@crimea.com,
Бронирование частных квартир и коттеджей: travel@crimea.com,
Телефоны: (+38 0652) 546-201, (+7 978) 716-16-636
Тел./факс: (+38 0652) 53-12-22

Rambler's Top100 Tour.Crimea.com - Лучшие крымские сайты. Показано место в Рейтинге, число хитов за сегодня и хостов за сегодня Rambler's TopShop